Вторник, 25 июня 2019 17:11

А в памяти – бесконечное зарево

Мне было тогда восемь лет. Отец, Максим Яковлевич, был председателем Мордовско-Маскинского сельского Совета. Он вместе с уполномоченным Старосиндровского райвоенкомата принимал заявления от земляков, решивших добровольно идти на фронт – всего несколько дней прошло с тех пор, как все были поражены известием о нападении фашистской Германии и начале войны.

Каждый день мы провожали сельских мужиков по большаку в сторону райцентра.
Отец по состоянию здоровья не подлежал мобилизации. А два его брата – Андрей и Павел, а также двоюродный брат Никифор отправились на фронт в первые дни войны.
Помню, Никифор ростом был около двух метров. Веселый и смелый человек. А как виртуозно играл он на гармошке! Когда его провожали, он пел солдатские песни. Мы, малышня, его сын Иван и я, шли, держась за шаровары близких людей, и плакали. Словно, предчувствовали, что видимся в последний раз. Так и вышло: все три моих дяди сложили свои головы на фронте.
Когда мы возвращались домой после проводов родных, то на небе заметили черную тучу. Вскоре поднялся ураганный ветер, но дождя в тот день так и не было. Над полем нашего колхоза имени 18-го партсъезда, которое было засеяно маком, стояло, казалось, бесконечное зарево. Эта картина до сих пор всплывает в моей памяти.
В.Кудашкин,
ветеран труда.